Эпитафия № 2790

У смерти есть своё жестокое коварство:
Щадя нередко тех, кто стар, и слаб, и хил,
Она разит того, кто полон юных сил,
Кто был казалось, так далек от входа в царство
Воспоминаний и могил.

Интересные эпитафии

Оценка: +2-№ 1061

Вот этот прах, остатки бытия,
Где лика нет, где очи уж истлели, —
Урок тому, кого пленять умели,
В какой тюрьме жила душа моя.
Кто этот гроб слезами орошает,
Тот понапрасну верит, что вернет
Его слеза сухому древу плод:
Ведь по весне мертвец не воскресает.

Оценка: +5-№ 2373

Я счастье прошлое благословляю!

Оценка: +-1-№ 2697

Жене, дочери, матери.
От родных и близких.

Оценка: +3-№ 1213

Мы очень тебя любим, наша доченька.
Ну почему тебя так рано скрыла ноченька

Оценка: +-1-№ 3875

В недра планеты уводят меня
Призраки каменных древних гробниц,
Тусклой тяжёлой бронёю звенят.
Я новый пленник подземных темниц.

Оценка: +6-№ 1239

Сомкнулись волны над тобой,
Тебя пучина поглотила,
И навсегда вода сокрыла
От нас печальный облик твой.
Твой голос уж не зазвучит
И песней дивной не зальётся,
От радости не засмеётся,
Рассерженно не закричит.
Ты ещё девочкой была,
Такой наивной и забавной,
Такой загадочной и странной…
Ты в розовых мечтах жила.
Но что врагу твои мечтанья?
Не дрогнула его рука.
…Была расправа коротка,
Но нелегки твои страданья.
Нет боли, страха и смятенья
На милом личике твоём —
Улыбка робкая на нём
И кроткое недоуменье. Как непривычно ты молчишь…
Дыханье смерти не коснулось
Тебя — и ты не ужаснулась,
Ты словно прилегла и спишь.Спи, ……………!
Пусть сон сладкий твой
Вовек никто не потревожит;
Нарушить уж ничто не сможет
Забвенья вечного покой.
И может быть, в счастливых грёзах
Свою любовь увидишь ты,
Свои наивные мечты
И те, что ты растила, розы…_ _ _

Оценка: +-3-№ 3134

Еще один великий голос смолк,
Правдивый голос обличенья!

Оценка: +0-№ 2877

Так часто думал я, — пусть близкий смертный час
Судьба мне усладит, когда огонь погас

Оценка: +6-№ 1504

Был велик соответственно имени своему!

Оценка: +2-№ 2946

Вернуть Природе все, что власть ее соткала,
Все то, что некогда горело жаждой жить!